Химера. Елена Косцынич

Я, женщина, во мне всего довольно -
И львиной гордости, коль есть на то резон,
И козьей прыткости привольной
И ядовитости змеи - не лезьте на рожон!
Но рядом с Господином, я - покорность!
Куда деваются и яд и гордость?!
Когда величественный и суровый
Согласен он, носить мои оковы.

---

Химера. Николина Вальд

Одно из порождений Тифона и Ехидны
Между горами огненными Краг и Антикраг,
Оставила в истории дела неблаговидные -
Цвели долины райские, а нынче горький прах.

Из чрева мрачной бездны ужасного ТартАра,
Покинув дом подземный, переползла на свет.
Была она вначале беспомощней Тантала,
Вскормил её тщедушный Амисодар для бед.

Пугала львиной пастью, козлиным было тело
С когтистыми ногами, а хвост большой дракон,
Окрестность разоряла, творила, что хотела,
Недаром был папашей сам исполин Тифон.

Её нескладный образ вводил в оцепенение,
Вулканы извергались из трёх её пастей,
Клубами дым угарный стелился над селением,
За ним всепожирающий огонь глотал людей.

Пытались с ней сразиться отважные ликийцы,
Но гибли в битвах юноши без помощи с небес,
Всё также приводились несчастные девицы
Как пища для утробы и как деликатес.

Но мойрами был избран могучий и бесстрашный
Царевич из Коринфа - лихой Беллерофонт.
Послал его на подвиг ликийский царь уставший
Окончить в битве разом кровавый марафон.

Уздечку для Пегаса дала ему Афина,
К источнику Пирены дорогу указав.
Пегас летит напиться на горную вершину
Воды Акрокоринфа прозрачной, как слеза.

Пегас сереброкрылый быстрее ветра мчался,
Терзал злой ветер вихрями тот богатырский спор,
Но конь не сбросил всадника - царевич удержался,
И вот Беллерофонту он служит с этих пор.

Взнуздав Пегаса верного златыми удилами,
Взяв лук, к горам Ликийским летит Беллерофонт.
Сразил Химеры головы свинцовыми стрелАми -
Не спас ни Понт могучий и ни отец Тифон.

Из грозной пасти пламя в героя изрыгая,
Тварь с рёвом громогласным носилась по горам
И, опрокинув скалы, упала умирая…
А в землях крик ликующий пронёсся по дворам.

Стихи про Химеру