Почаевская Лавра. Игорь Филатов

Места Святые на Руси -
Как в Греческой стране - Акрополь -
С почтеньем, Лавра где? Спроси.
Кто первый? - Киев и Тернополь!

Держали вражеский удар -
И крестоносцев, и мамаев.
Родным местам - священный дар
От иноземных негодяев.

И в год двухсотсороковой
Набега смертной нам эпохи
Простёрла Мать нам над горой…
Ярились огненные всплохи!

И прочь бежала вражья рать!
Не от меча, не от мортиры!…
Их повернула Сила вспять
Веленья Божьего и Миры!

След Божьей Матери стопы -
Покрова знак на поле тризны,
Предтеча праведной судьбы
Земли, народа и отчизны.

И был един славянский род.
Упрямо шел через ненастья.
И твёрдо знал из года в год:
Любовь, Надежда, Вера – Счастье!

Но шли историй времена.
За грех обрушилась немилость.
Бал правит доллар – сатана.
Врагу страна сдалась на милость!

«Паны» дерутся у кормил.
Трещат чубы у хлопцев снова.
Кто слово Божее забыл -
Не грех им будет вспомнить снова.

Деньгой не купишь пропуск в рай.
Ушко иголки очень тонко.
А стыд и срам, и жадный лай –
Себя заявят очень громко.

На смертном одре все равны.
Все – голышом. Как ровно в бане.
И искус злобы-сатаны –
Он не уместится в стакане.

Москвич, Минчанин – белорус,
И Киевлянин – украинец
Несут один и общий груз
Тревог, забот – что не гостинец!

Историй много на Руси.
Былины, сказки – отблеск Славы.
Родимой сила в чём земли? –
В объединении Державы!

И это знает мирный люд.
А враг не спит! А враг хлопочет!
Он сеет смуту и испуг.
И уступить Творцу не хочет!

И только в сени куполов
И юн и стар, и нищ и звонок
Вдруг вспоминает, кто он есть
И чьей он доблести потомок!

Под звон набат-колоколов
Стоит твердынь-скала-обитель
Под неусыпным Покровом,
Как порешил Творец-Учитель!

---

У Почаевской лавры. Петр Затолочный

С крутого взгорья у собора
гляжу на белый цвет весенний.
Здесь ангелы под солнца взором
крылами разгоняют тени.

И стали искры рассыпаться
на позолоте храма дивной.
Да, Богоматерь показаться
могла здесь в тяжкую годину.

Плыл вал турецкий на Почаев,
пред ним преградой стены храма.
Лилась в сраженье кровь ручьями,
но рясы чуда ждут упрямо.

И фески красные узрели
в златом сиянье Богоматерь.
К ней стрелы тучей полетели,
но понеслись к врагам обратно.

И понял хан: не взять твердыни,
коль вместе с нею божья сила.
От стен, расплывшись по равнине,
река живая отступила.

И кто-то скажет: суеверье.
Но факт нашествия известен.
И, может быть, в тот миг, в то время
вспять обратились стрелы смерчем.

Легенда это? Пусть. Иное
тут притчею всплывет понятной:
поднимешь руку на святое -
получишь свой удар обратно.

Стою на взгорье у собора,
псалом святой мне в уши льется.
И думаю под звуки хора,
что чуда с верою дождешься.

Стихи про Почаевскую Лавру